1

2

3

5

6

7

8

16 апреля состоялось заседание Медиевистического семинара на тему "Воображаемая Московия: Российское государство и русские во французской литературе XVI в"

image w150 h112 14220

В рамках совместного проекта кафедры романской филологии филологического факультета и кафедры всеобщей истории исторического факультета проекта "Церковь, литература и язык в Средневековье (отдельные магистральные аспекты)", получившего грант Фонда развития ПСТГУ, состоялось очередное заседание Медиевистического семинара. С докладом выступил доцент ИГХТУ (Иваново) кандидат исторических наук Дмитрий Владимирович Самотовинский. Тезисы доклада ниже.

В XVI в. христианский Запад кардинальным образом расширил для себя границы известного мира. Речь идёт не только об открытии и освоении Нового света, о существовании которого ничего доселе не было известно, но и об «открытии» света Старого, в том числе Московии – Московской Руси.

Удивительно, но до 1525 г. на Западе не было написано и издано ни одного сочинения, посвященного Московскому государству, хотя краткие сведения о нём можно было почерпнуть в сочинении Амброджио Контарини (1487) (не получило широкой известности), трудах Матвея Меховского (1517) и Иоганна Боэмия (1520), имевших более широкую тематику. Ситуация меняется с выходом в свет сочинений Павла Йовия (Паоло Джовио) (1525) и Иоганна Фабри (1526), чувствовавших себя открывателями нового, доселе неизвестного латинскому Западу мира. Один из друзей Йовия - Пьетро Корси, потрясённый прочитанным, так и написал: "Перечитывая твой тщательный труд о Московии, Йовий, я начал верить в иные миры Демокрита". Вместе с остальным христианским Западом Московию «открыли» и французы, черпая знания об этом новом культурном мире не из сочинений собственных путешественников (как, например в случае мусульманского Востока), а, преимущественно, из оригинальных или компилятивных трудов иностранцев. Причина такого положения дел очевидна. Хотя имеются данные о дипломатических и торговых контактах между двумя государствами, все же они носили, скорее, эпизодический характер. Во Франции эпохи Возрождения Московия не рассматривалась как значимый политический и торговый партнер.

Однако интерес к Московской Руси был, и он удовлетворялся, в первую очередь, за счет сочинений иностранцев. К середине XVI в. французскому читателю были доступны все важнейшие и наиболее влиятельные труды, касавшиеся Московии: описание Восточной Европы Матвея Меховского (1517), универсальные космографии Иоганна Боэмия (1520) и Себастьяна Мюнстера (1544), сочинения о Московской Руси Павла Йовия (1525), Иоганна Фабри (1526), Альберта Кампенского (1543). Однако наибольшей популярностью пользовался труд «Записки о Московии» (1549) Сигизмунда Герберштейна, лично посетившего Московскую Русь в качестве императорского посла в 1519 и 1527 гг. Хотя сочинение это не было переведено в XVI в. на французский, оно, несомненно, было хорошо известно во Франции в латинской версии, определило бытование расхожих стереотипов о Московии во Франции.

Первые упоминания о Московии во французской литературе относятся к 1530-м гг. Франсуа Рабле в своём  «Пантагрюэлевом предсказании» (Pantagrueline prognostication, 1532) упоминает московитов в ряду, так сказать, «периферийных» с точки зрения европейца народов – индийцев, персов и «троглодитов» (пещерных людей). В 1 книге (глава XXXIII) знаменитого романа (1534) московиты и Россия (Russie) упоминаются уже в географическом контексте Центральной и Восточной Европы, а их маркирующим признаком становится баснословное по численности войско в 450 тыс. отборных воинов. Московия Рабле – нечто периферийное и диковинное, воинственное, далёкое от западной цивилизации эпохи Возрождения.

Далее - читайте: http://pstgu.ru/news/university/2016/04/16/64911/

image w150 h112 14219