1.1

3

5

8

7

8

Отзывы стажеров

О стажировке в Англии рассказывает Анастасия Вдовиченко

imagevdovichenkoСтудентка 3 курса профиля "Зарубежная филология" Анастасия Вдовиченко провела осенний семестр 2019/20 учебного года на стажировке в университете Ноттингема (Великобритания). Она делится своими впечатлениями о жизни и учебе в Англии.

 Я провела в Англии чуть больше четырех месяцев. В основном я, конечно, училась, но поездить по Англии и пообщаться со студентами из Европы тоже успела. Это очень здорово — увидеть европейскую молодежь.

Все города разные и все очень красивые, каждый по-своему. Манчестер, который писатель Георгий Иванов назвал «промышленной Венецией», — один из первых, преображенных индустриальной революцией; Бат с каждым поворотом головы открывает тебе свой новый облик. Особенно меня удивил шотландский Эдинбург. Сначала кажется, что весь город — это сплошной серый массив архитектуры, а потом из этой монотонности начинают вырисовываться храмы и замки, высокие жилые дома и скрюченные кладбищенские деревья. Город похож на длинный барельеф, фигуры в котором меняются местами, как на волшебных картинах из «Гарри Поттера».

Подход к образованию здесь отличается от принятого в России. Все рассчитывают на то, что студенты будут читать много научной и художественной литературы во внеучебное время. Из-за этого сложно, потому что ты никогда не знаешь, достаточно ли сделал и можно ли успокоиться, или же нужно работать еще. Отличается и взгляд на литературу, и методика обучения иностранным языкам.

Здесь литературные произведения рассматриваются не сами по себе, не как произведения искусства. В Англии каждый текст неотрывен от историко-социального и биографического контекста: лектор постоянно приводит цитаты из дневников автора, рассказывает о социальной обстановке. Одна лектор даже показывала нам карикатуры 18-го века!

В языках упор сделан на практическое применение в коммуникативной ситуации, проще говоря, учат общаться. В Англии дают мало грамматики и практически ее не отрабатывают — нет бесконечных упражнений на одну и ту же структуру. Я бы сказала, что в результате человек может общаться, но у него нет языкового «скелета» — только лишь отдельные клочки информации. У нас этих клочков меньше, но все они имеют свои координаты на языковой карте в голове каждого студента. Занятия немецким проходили, как и все остальные пары, на английском языке. Могу сказать: русский для этой цели подходит больше! Зачастую там, где три-четыре обрубленных и неестественных английских слова будут вымученно пытаться передать смысл одного немецкого, достаточно одного уверенного русского, и будет оно красивым, органичным и полнозвучным.

В этот раз студентов было не двое, как обычно, и я добиралась из Лондона в Ноттингем и прожила здесь четыре месяца в общежитии одна, без старых товарищей. Но я рада, что все так получилось — если бы я была с кем-то, я бы точно не заставила себя ходить на различные встречи, где я и познакомилась с европейцами. У меня были прекрасные соседки в общежитии, все, за исключением одной — британки. Но и в ней были свои плюсы: недовольство ее поведением ускорило наше сближение с подругами по общежитию и позволило нам обрести единодушие. Мы устраивали общие обеды с национальной кухней и сравнивали наши отличающиеся культуры.

Это, конечно, потрясающие ощущения — оказаться в той стране, язык которой ты учишь. Эта практика уникальна, потому что ты постоянно и с головой погружен в контекст, ежедневно наблюдаешь английскую культуру и британцев на всех уровнях жизни. Ты окружен живым языком, которым пользуются в самых разных сферах жизни. В результате (если повезет) ты не просто расширяешь словарный запас или узнаешь несколько новых грамматических конструкций. Понаблюдав за тем, как британцы общаются друг с другом, какие надписи пишут на запрещающих и предупреждающих плакатах, ты становишься способен ощутить (не в полной мере, конечно) английское отношение к действительности, их мироощущение. Это очень помогает понять язык, «прочувствовать» его.

Огромное спасибо православному приходу церкви святых Эйдана и Чада, который очень поддерживал меня во время пребывания в Ноттингеме, Льву Викторовичу Писареву, благодаря которому эта стажировка и осуществилась, и всем, принимавшим участие в ее организации.